Яна Манжут

Цель проекта «Просто дети» – создание инклюзивного пространства для творческих занятий с детьми. Проект существует уже год, его руководитель Яна Манжут рассказала о том, как создавалась программа, о своей мотивации для создания проекта, какие трудности встречались на пути и как команда с ними справлялась.

В вашем проекте участвовало более 100 детей. Были ли среди них дети с ограниченными возможностями?

Мы не ставили никаких рамок и ограничений, но обратили внимание, что ребята с ограниченными возможностями шли на занятия охотнее. Сейчас на наших занятиях процентное соотношение детей с инвалидностью и здоровых детей – 70/30. Идеальное соотношение – 50/50, но к такому показателю мы пока не пришли.

Как была устроена площадка? Какие активности были?

Мы формируем группы, в которых проходят восемь полноценных занятий длительностью от часа. Ребята знакомятся, принимают участие в творческих, танцевальных и музыкальных мастер-классах. Завершаются занятия игрой в формате сказки-спектакля. Наша программа очень гибкая и меняется от группы к группе. В одной из наших групп занимались дети с аутизмом – тогда мы составили входную анкету и собрали у родителей информацию об их ребенке. Анкетирование показало, что большинство детей любят воду – и мы создали с ними морскую сказку. Также мы обращаем внимание на то, что нравится самим детям, и меняем программу в зависимости от их предпочтений. За время существования проекта уже прошло обучение восемь групп по двенадцать человек.

С какими сложностями столкнулись и как их можно было преодолеть?

У нас были сложности по привлечению партнеров. На самом деле проводить занятия – это одно дело, работать с партнерами – совсем другое. Помимо устных договоренностей требовалось письменное подтверждение, долгое обсуждение деталей. Что касается самих занятий, я понимаю, что необходимо добавлять аспект, связанный с родителями. Некоторые из них бывают абсолютно незамотивированными, они не понимают, зачем и для чего нужна наша программа. Родители видят, что это бесплатные занятия и, не вникая в подробности, записывают детей. Возможно, необходимо было добавить организационное мероприятие или даже просветительское занятие для родителей. После осознания этой проблемы мы начали перед началом занятий говорить с родителями и объяснять, как проходят занятия.

Расскажите про анкетирование, чему оно было посвящено и какие были результаты?

Мы создали входную анкету, в которой спрашивали родителей об их ожиданиях. Ожидания родителей детей с инвалидностью были связанны с социализацией, развитием моторики, творческой деятельностью. Также были и более серьезные запросы, связанные с развитием внимания, памяти, познавательных процессов. По завершении программы мы собирали обратную связь. Для нас самым интересным и важным показателем стало, что дети хотят ходить к нам дальше.

Вы приглашали внештатных педагогов, чтобы они разработали вам программу?

Мы создали программу вместе с моей коллегой Натальей. Я по образованию психолог, проходила обучение по телесно-ориентированной терапии. Наталья тоже психолог, но помимо этого она окончила Эматоновскую школу танце-двигательной терапии. Наше обучение по песочной терапии проходят на базе студии «СэндПРО». В нашей работе нам очень помогали родители детей. Например, однажды мы проводили занятия в группе детей с синдромом Дауна, умственной отсталостью и здоровыми ребятами. В тот день был сильный снег, и дети были неуправляемыми, хотя до этого у нас было не одно плодотворное занятие. Когда занятие закончилось, родители сказали: «А вы что хотели, когда снег на улице? Естественно, дети с ума сошли». В тот момент все наши теоретические знания оказались бесполезными, потому что просто пошел снег, погода поменялась.

Появились ли у вас новые партнеры проекта?

Да. Например, мы сотрудничаем с Анной, нашей «Пряничной феей». Она нам очень помогает при организации праздника для детей: приносит пряничные заготовки, глазури для росписи. Еще мы сотрудничаем с художником Натальей, которая учит детей создавать поделки из глины. Интересно отметить: когда мы запускали проект, я закладывала в результате, что у нас будет мощная волонтерская поддержка. По факту же получилось, что после начала проекта все наши волонтеры исчезли, хотя до старта он интересовал многих. Также у нас есть договор с университетом – студенты у нас могут проходить практику. И они действительно ее получают (а не просто бумажку), но за год не пришел ни один человек. Пока путей выхода из сложившейся ситуации я не вижу. С другой стороны, есть друзья и коллеги, которые хорошо мотивированы и всегда готовы помочь – все вместе мы инициативу и вытягиваем.

Что вас мотивирует? Почему вы решили заниматься этой темой?

Когда мы работали в студии, к нам приходили ребята с инвалидностью. Я не задавалась целью помочь всем, но сама тема работы с особенными детьми мне очень интересна – это личная потребность. На наших занятиях мы установили одинаковые правила для всех и это дает свой результат, помогая всем детям лучше социализироваться.

Как вы собираетесь дальше развивать проект?

Мы собираемся его немного переделать – думаем ввести абонементную систему с минимальной оплатой, которая покроет зарплату сотрудников за час работы, чтобы повысить мотивацию родителей регулярно приводить детей на занятия. Когда занятия бесплатные, отношение у родителей становится несерьезным. Да, процент посещений у нас хороший, но есть те, кто приводят детей от случая к случаю.

Что вам дало участие в Школе Фонда? Чему вы научились?

Я была на двух Школах: в прошлом году и в этом. В этом году программа Школы была мне очень близка, потому что в нашей студии мы занимаемся развитием эмоционального интеллекта. В прошлом году, да и в этом году тоже, были интересные спикеры, которые говорили и о других сферах, в том числе про системное мышление, про бизнес-проекты – на школе я получаю огромное количество новой информации. Возвращаясь домой, я начинаю более подробно изучать услышанное на Школе. Школа для меня – это и новые знакомства. Я не перестаю удивляться, как много успевают делать ребята из других городов. Школа – это новые знания и навыки, мотивация меняться самому и менять к лучшему мир вокруг.

Когда на ваш взгляд проект считается успешным?

Успешный проект для меня – это проект, о котором говорят, который несет пользу и который хочется развивать. Я очень хочу, чтобы проект «Просто дети» развивался, и я приложу к этому максимум усилий.